Вторник, 11.12.2018, 18:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Обсуждения
Казачий вопрос
О чём хочу сказать на круге
О путях казачьих
Категории раздела
Идеология [29]
Казачий присуд [12]
Похожие сайты
Казачий клуб Скарб
Вольная станица
Казачий стан
Форма входа
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 69
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Казачество Забайкалья

Межрегиональная Общественная Организация
Главная » Статьи » Идеология

ЗА ЧТО?!

      На сайте газеты "Забайкальский рабочий" 10 февраля 2016 года была опубликована статья читинского ветерана-железнодорожника Леонида Дикова «Нельзя устанавливать памятник Семенову». Она представляла собой авторский взгляд бывшего редактора многотиражки Читинского тепловозоремонтного завода по поводу возможной установки в забайкальской столице памятника атаману Григорию Семенову. Острота и полемичность поднятой проблемы всколыхнули общественность. Сегодня мы публикуем один из отзывов на статью Дикова, пришедший от уроженца Забайкалья, ныне проживающего в Курганской области.

      В Великую Отечественную войну я рос с бабушкой и мамой, впитывая их рассказы о прошлой казачьей жизни и родственниках из многих казачьих станиц, регулярно приезжавших в гости в наш Жиндинский караул Усть-Урлукской станицы, о жизни и быте казаков, что было как во сне и кануло навсегда.

История моей семьи

      Советское государство не доверяло казакам охранять границу. Наиболее активные казаки из бывших урядников, Георгиевских кавалеров, от границы были насильно отселены. У бабушки эта операция отложилась в памяти как отсёл.

      По станицам разъезжали пограничники, призванные в Красную Армию не из казачьих мест. Лошади у них были с обрезанными хвостами. Это удивляло казаков, не обрезавших хвосты, чтобы лошадь могла отгонять паутов. Однажды начальник погранзаставы, что была установлена за рекой Чикой, напротив села Жиндо, пригласил казаков Жиндинского караула посоревноваться с пограничниками в джигитовке и рубке на скаку. Казаки соревнование выиграли. Тогда начальник погранзаставы взбесился, выхватил из кобуры пистолет и закричал: «Перестреляю казару проклятую!» Но народ зашумел: «Зачем тогда нас пригласил?». После этого пограничник остыл.
      Презрение, ненависть к казачеству чувствовались во всём. Чтобы уничтожить дух казачьей жизни, была разрушена церковь в станице Усть-Урлукской и Чикойский монастырь, что был рядом. В 1941-1945 годах бабушка иногда плакала от того, что негде было помолиться за воевавшего с немцами младшенького сына Михаила и старшего сына Александра, стоявшего на защите восточных рубежей страны.

      Кроме отсёла, из нашей станицы в 30-х годах казачьи семьи увозили еще по раскулачиванию. Везли в Красноярский край, в район Туруханска. Там 2 марта 1938 года были расстреляны два двоюродных брата моего деда — Переваловы Лука и Антон. Их обвиняли в том, что они участвовали в гражданской войне на стороне атамана Семенова, а после замышляли убийство товарища Сталина в Москве.

      Высланных по отсёлу и раскулачиванию казаков, в 1937-38 годах арестовывали и расстреливали. Из нашей станицы Усть-Урлукская были расстреляны 50 казаков. За всю Великую Отечественную войну, для сравнения, их погибло 63 человека.

      Дочь моей бабушки 20-летняя Евдокия летом 1933 года ехала в Томскую область в составе эшелона с раскулаченными. На руках она держала умершего ребеночка-первенца, а муж — 22-летний Иван — лежал мертвый на полу в углу вагона. Летом 1934 года тетя Дуся ушла в побег из спецпоселения раскулаченных, где люди умирали словно мухи. Шла ночами и без продуктов и, наконец, вернулась в Забайкалье.

      У другой дочери бабушки – моей тети Ульяны, мужа арестовали и увезли неизвестно куда в 1937 году. Она ждала его до 1953 года. В 1953 году вышла замуж, а он в 1956 году пришел из лагеря. Жил у сестры. Когда тетя Ульяна шла на работу, смотрел в окно на неё и плакал. А маме моей дядя Трофим рассказывал: «Гонит по Канской тайге нас зэков конвой с собаками. Идёшь и думаешь: «За что?».

Вот где правда, господин Диков

      Я более-менее подробно остановился на жизни моих родных — забайкальских казаков, перенесших в ХХ веке неимоверные страдания, чтобы задать этот же вопрос Леониду Дикову: «За что?».

      За что Вы так ненавидите атамана Семенова и забайкальское казачество (их невозможно разделить), верно служивших России сотни лет, и лжете, что они были кровавыми палачами и изменниками Родины?

      Вы пишете: «Кто мог додуматься до такого абсурда – увековечить память государственного преступника, два года державшегося на японских штыках и уничтожившего за это время десятки тысяч забайкальцев?».

      У меня встречный вопрос: «Из какого пальца Вы высосали эти десятки тысяч уничтоженных забайкальцев, факты где?» Ведь это же клевета на моих предков, служивших под командованием законно избранного атамана Григория Семенова.

      Можно сказать, что Вы сознательно лжёте, разжигая ненависть в обществе. Ведь эти сказки про «кровавого атамана» родились во времена, когда архивы были закрыты от народа. А сегодня-то в читальном зале Государственного архива Забайкальского края каждый может почитать несколько газет, издававшихся в Чите при Семенове, ознакомиться с архивными документами тех лет. После этого язык не повернется говорить о «кровавой диктатуре» атамана Семенова. Ваши «девять застенков» Семенова в Чите – это плод больной фантазии. Ни в каких бараках безвинных забайкальцев семеновцы не содержали под арестом и без приговора суда не убивали. Забайкальское казачество не имело расстрельных команд. Иногда расстрелы совершались, но строго по приговорам военно-полевых судов над дезертирами и предателями. Зачем же всё казачество ни за что мажете выдуманной кровью?

      Вы лжете и в отношении связи Семенова с Японией, обвиняя его в измене Родине. Семенов не являлся гражданином ни РСФСР, ни СССР, поэтому не мог им изменить. Он был гражданином России и остался ей верен до конца жизни, испил смертельную чашу вместе с забайкальскими казаками, сознательно не эмигрировал в США, а сдался Красной Армии, чтобы умереть на Родине.

      Леонид Диков дофантазировался до того, что Семенов, дескать, торговал Родиной оптом и в розницу, и сколько вывезли оккупанты-японцы древесины, угля, серебра, золота, цветных металлов, пушнины, другого добра, никто не знает до сих пор.
Никакого обогащения Семенова и его генералов за счет богатств России, отданных Японии, не было. Сравнивая их с нынешним состоянием общества, можно сказать, что это были бессребреники. В Забайкалье было много золотых приисков. Но они не взяли себе ни грамма драгоценного металла.

      Военный трибунал 6-й гвардейской танковой армии от 2 ноября 1945 года приговорил сподвижника Семенова генерал-лейтенанта Константина Нечаева 1883 года рождения, безногого инвалида, к расстрелу без конфискации имущества за неимением такового.

      Об участии пленных австро-венгров в гражданской войне в России имеется множество публикаций. Скажу лишь, что в Екатеринбурге, где убита царская семья, и в Иркутске, где убит адмирал Колчак, и ныне есть улицы Красных мадьяр.

      Десятки тысяч военнопленных мадьяр находились и в Забайкалье. Приходится только удивляться и восхищаться, как смогло немногочисленное Забайкальское казачье войско (до 12 тысяч штыков и сабель, да еще расколотое на белых и красных) в течение двух лет сдерживать натиск этой огромной интернациональной силы, закаленной в боях на фронтах Первой мировой войны, открывшей фронт внутри России.

      С атамана Семенова, возглавившего по благословению епископа Читинского Мелетия борьбу с врагами России, до сих пор не снято обвинение в предательстве России. Чем и пользуются люди типа Дикова. Потеря моральной опоры дорого обходится нашему народу и государству. Пышным цветом взошла наркомания, процветает пьянство. Люди не знают предков дальше отца и матери. После 2000 года мы схоронили пять родственников в возрасте до 40 лет, умерших от злоупотребления алкоголем и наркотиками. В этих условиях промедление в восстановлении моральных устоев казачества смерти подобно, и я считаю, что в Чите надо как можно скорее установить памятник Георгиевским кавалерам забайкальского казачества, на котором атаман Семенов и его сподвижники займут почетное место. До сооружения памятника необходимо снять обвинения в государственной измене с атамана Семенова, а также с его сподвижников, осужденных советскими судами как изменники Родины.

Автор: Иннокентий ХЛЕБНИКОВ, ветеран труда, инженер-энергетик, уроженец станицы Усть-Урлукская.

Источник: http://xn--80aacb0akh2bp7e.xn--p1ai/news/media/2016/3/2/otvet-chitinskomu-veteranu-kogda-promedlenie-smerti-podobno/ 

Материал по теме:

http://kazachestvozab.ru/news/30_go_avgusta_den_pominovenija_zabajkalskikh_kazakov_ot_bezbozhnoj_vlasti_postradavshikh/2018-08-11-275

 

Категория: Идеология | Добавил: bylkov (03.12.2018)
Просмотров: 57
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сделать бесплатный сайт с uCozг.ЧИТА © 2018