Понедельник, 25.09.2017, 01:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Обсуждения
Казачий вопрос
О чём хочу сказать на круге
О путях казачьих
Категории раздела
казачество [133]
Похожие сайты
Казачий клуб Скарб
Вольная станица
Казачий стан
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 59
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Архив записей
Казачество Забайкалья

Межрегиональная Общественная Организация
Главная » 2013 » Май » 20 » ВРЕМЯ ОБЪЕДИНЯТЬСЯ НА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОСНОВЕ
13:37
ВРЕМЯ ОБЪЕДИНЯТЬСЯ НА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОСНОВЕ
Заявление Национального комитета  этнических казаков России

      Взаимоотношения казаков с Российским государством во все исторические эпохи были достаточно непростыми. Раскрашенные сусальными красками, часто напоминающие незатейливую сказку, картинки этих взаимоотношений, которые нередко появляются в массовой печати, имеют на самом деле весьма мало общего с реальностью. В XV, XVI и вплоть до середины XVII столетия – это «де-факто» межгосударственные отношения, когда все казацкое этническое сообщество в целом рассматривались Московской Русью как инонациональный и фактически иногосударственный субъект. С конца XVII, в XVIII и XIX столетиях это весьма активная, часто жесткая, в некоторые периоды даже жестокая политика ускоренной русификации, которой казаки по мере своих сил и возможностей сопротивлялись. В 20-е и 30-е годы XX века это прямая и бескомпромиссная вооруженная борьба абсолютного большинства казаков с Советским государством, которая завершилась чудовищным геноцидом казацкого народа. В 40-е – 80-е годы минувшего столетия геноцид был последовательно замещен политикой государственного этноцида, когда советская пропагандистская машина методично стирала национальную историческую память казаков. В наши дни мы можем наблюдать спонтанные, во многом вынужденные попытки существенно ослабевшей российской государственной машины найти какой-то приемлемый для нее новый дискурс во взаимоотношениях с современным казацким сообществом. Для объективной оценки современной государственной политики Российской Федерации в отношении казаков целесообразно ретроспективно взглянуть: каким был этносоциальный статус казацкого народа накануне Октябрьского переворота 1917 года и каким он стал к рубежу XXI столетия. В начале XX века этническое сообщество казаков Российской империи включало 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Терское, Уральское, Астраханское, Семиреченское, Оренбургское, Сибирское, Забайкальское, Амурское, Уссурийское. Имелось также два казачьих полка – Иркутский и Енисейский. Сохранялись живые традиции казачества в Запорожье, на Полтавщине, в некоторых других областях Восточной Украины. Общая численность казаков России, в этот период по разным оценкам, составляла от 7 до 9 млн. человек. Взгляды администрации Российской империи и взгляды самих казаков на этносоциальный статус казацкого народа существенно отличались. С точки зрения дореволюционного петербургского администратора, казачество представляло собой военное сословие Российской империи, имевшее определенные социальные привилегии за несение обязательной службы. Традиционная точка зрения казаков на самих себя была другой: казаки в этот период, т.е. на рубеже XX столетия, осознавали себя как самобытный, динамично развивающийся, демографически полнокровный этнос. По мнению всех объективных наблюдателей предреволюционного времени казаки характеризовались прочно укорененным в национальном менталитете собственно казацким мировосприятием, завершенным, полноценно сформированным стереотипом поведения, признаваемым всеми казаками как национальный идеал. В то время, как и сейчас, нас отличало полное отсутствие каких-либо внутриэтнических метаний в пользу смены своей национальной идентичности на русскую, либо украинскую. Особенно ценным историческим достоянием казаков в этот период было сохраненное на уровне менталитета чувство народовластия, чувство свободного народа – то есть осознаваемая всеми казаками потребность и способность организовывать свою войсковую военно-гражданскую власть и общественную жизнь на принципах казацкого народовластия. В двадцатые и тридцатые годы минувшего столетия казаки подверглись самому жесткому и самому изощренному геноциду в мировой истории. С конца 1917 и до середины 30-х годов XX столетия Советское государство прямо ставило своей целью физическое уничтожение казаков как народа. Сегодня мы со скорбью можем констатировать, что все чудовищные резолюции большевистской партии, подобные резолюции Донбюро РКП(б) от 8 апреля 1919г., которая предписывала физическое уничтожение казацкого народа, были исполнены палачами Особых отделов РККА, ВЧК, ОГПУ и НКВД в полном объеме. По имеющимся статистическим данным уже в 1926 году на Дону оставалось не более 45-50% от дореволюционного казачьего населения, на Кубани – до 60%, в других войсках – до 25%. Более всех пострадало Уральское казачье войско, на территории которого оставалось к этому году не более 10-12% этнических казаков. Во всех войсках были уничтожены практически все казаки старше 50 лет – таким образом наш народ целенаправленно пытались лишить национальной памяти и многовековых воинских традиций. Своеобразным итогом эпохи государственного геноцида в отношении казацкого народа стали результаты Всероссийской переписи населения в 2002 и 2010 гг. В период переписи 2002 г. казаками назвали себя около 140 тысяч человек. Перепись 2011 г. зафиксировала цифру 67 573 – такое число этнических казаков якобы еще остается на территории Российской Федерации. Итоги этнической составляющей в переписи населения 2010 г. вызвали шквал возмущения в казацкой среде и удивительно единодушное молчание всех правительственных структур, имеющих отношение к административному окормлению казачества. Дело дошло до того, что Совет атаманов Кубанского казачьего войска принял решение организовать собственную перепись населения в Краснодарском крае. Чем в итоге закончится эта инициатива неизвестно, скорее всего очередным жестким прессингом со стороны государства на руководство казаков Кубани с целью не допустить практическую реализацию этого справедливого решения.
Необъективность переписи 2010 года в отношении казаков очевидна, особенно если учесть, что этническая составляющая этой переписи проводилась по методикам Института этнологии и антропологии РАН, печально известного своим антиэтническим и русофобским дискурсом. Однако столь же очевидно, что оценки численности казаков России в 7 млн. человек, которые неоднократно озвучивались чиновниками от казачества, грешат, мягко говоря, вопиющим дилетантизмом. По крайней мере, эти цифры до сих пор Советом по делам казачества при Президенте РФ никак не подтверждены и не аргументированы, несмотря на неоднократные запросы и научных учреждений, и казацкой общественности. Осмысливая ситуацию с демографией современного казацкого народа, невозможно не заметить и еще одну странность: упорное нежелание казалось бы специально созданных для этой цели государственных структур, например, так называемого Совета по делам казачества, озадачиться проблемой определения этнического статуса казаков и, соответственно, определением реального демографического потенциала нашего народа. Более того, Российское государство предпринимает максимум усилий, чтобы блокировать усилия независимой казацкой общественности по обретению хотя бы какой-то этнической статусности. История очень неприглядной борьбы Российского государства в лице Министерства юстиции Российской Федерации с Региональной национально-культурной автономией казаков Волгоградской области отчетливо показывает – каким на самом деле является подлинный курс государственной политики в отношении этнических казаков. Создается впечатление, что Российское государство в лице своих уполномоченных представителей пока, увы, не преодолело своей органичной, оставшейся, видимо, с 1917 года настороженности по отношению к казакам. Эта настороженность и даже последовательное противодействие развитию этнической казацкой специфики компенсируется со стороны Российского государства эфемерным, бюджетно не обеспеченным законотворчеством, а также проведением энного числа помпезных, почти театрализованных мероприятий, долженствующих продемонстрировать так называемое «возрождение» казачества. Понятно, что как эрзац-мероприятия в стиле «а-la каzак», так и производство законов, дарующих казакам статус помощников пожарных, егерей и полицейских, не имеют ничего общего с действительными национальными проблемами и чаяниями казаков.
Конструктивный курс по ликвидации последствий большевистского геноцида в отношении казацкого народа можно реализовать только при безусловном исполнении в отношении казаков Федерального Закона «О реабилитации репрессированных народов» в редакции от 01.07.1993 г. К сожалению, приходится признать, что хотя «де-юре» этот закон есть, «де-факто» он не исполнен ни на йоту. Реальное исполнение этого Закона актуальная государственная власть Российской Федерации заменила безудержным законотворчеством. За 20 лет только на федеральном уровне принято два Закона, две Концепции государственной политики в отношении казачества, одна Федеральная целевая программа, одна региональная программа и около двух сотен указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ. Несмотря на явную переизбыточность законодательной базы, государство уже более 20 лет не может обеспечить даже малейшей реализации права казацкого народа на реабилитацию. Не работающие, «мертвые» законы, указы и постановления в отношении казацкого народа сегодня являются, увы, единственным «достижением» государственной политики Российской Федерации в отношении казаков за 20 лет. Если сравнить как были реализованы положения закона «О реабилитации репрессированных народов» в отношении, для примера, чеченцев и калмыков, то станет вырисовываться принципиально иная картина. Реабилитация этих народов шла не по пути выпуска многостраничных, благопожелательных законов, главное назначение которых – пыльные полки в архивах, а по пути реального признания государством этнического статуса этих народов, по пути предоставления этим народам национальных территорий и права собственной национальной юрисдикции на этих территориях. Вот этих неотъемлемых, признаваемых законом «О реабилитации репрессированных народов», прав – права на этнический статус, права на национальную территорию и права на собственную национальную юрисдикцию на своих территориях – казаки как были лишены в период большевистского геноцида 20-х годов прошлого столетия, так, увы, лишены до сих пор. О какой реальной реабилитации казаков можно вести речь, если Российское государство до сих пор не знает – а сколько же все-таки казаков проживает в российских границах? О каких финансовых, территориальных и юридических компенсациях казакам за чудовищный геноцид и последующий этноцид можно всерьез говорить, если Российское государство всемерно противится процессу признания самобытного этнического статуса казацкого народа? Если это государство объявляет войну на уничтожение даже таким скромным попыткам казаков ввести внутреннее этническое самоуправление, каковым является форма национально-культурной автономии? Почему любому народу в Российской Федерации создавать национально-культурные автономии можно, а казакам нельзя? Создается впечатление, что вместо конструктивной работы по восстановлению реального этносоциального потенциала казацкого народа, актуальная власть России нацелена на создание некой, весьма невнятной по функциям профессии «казак». Суть современной политики по так называемому «возрождению казачества» фактически ориентирована на превращение казаков в некий особый клон полицейских, егерей и пожарных. При этом административная власть, система образования и воспитания детей-казачат на исконных территориях Казацкого Присуда по-прежнему остаются в руках таких администраторов, которые ни по своему происхождению, ни по воспитанию не имеют ни малейшего отношения к казакам, более того, – которые более всего опасаются восстановления самобытной политической культуры казацкого народа. Вызывают категорический протест назойливые попытки некоторых администраторов и околонаучных функционеров от «казачества» внедрить провокационный и лженаучный тезис о «поликонфессиональности и полиэтничности казаков» в массовое сознание. Реанимация откровенно казакофобского дискурса Российской империи, когда отдельные сообщества этнически самодостаточных народов, не имеющих вместе с тем никакого отношения к казакам, волюнтаристски верстались в так называемые «казаки», способна в современных условиях вызвать только резкое усиление межнациональных противоречий в Российской Федерации. Понятно, что системный подход по созданию полиэтнического эрзац-казачества и эрзац-профессии «казак» не может быть назван реабилитацией казацкого народа, а значит неизбежно будет отвергнут абсолютным большинством этнических казаков, сохранивших духовную связь с землями Казацкого Присуда.

      Исходя из вышеизложенного Национальный комитет этнических казаков России обращается к этническим казакам и этническим казацким организациям России и Зарубежья с призывом создать широкое общественное национальное Движение, которое бы ставило своей задачей этническую консолидацию казаков как самобытного народа. Наша цель: добиться признания полноправного этнического статуса казацкого народа и обеспечить практическую реализацию Федерального Закона РФ «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казаков. Национальный комитет этнических казаков России подчеркивает, что создаваемое межрегиональное Движение является добровольным объединением граждан России, которые осознают свое этнокультурное и духовное единство, возникшее на основе актуальных этнических и традиционных мировоззренческих установок современного российского казачества. Это вновь создаваемое общественное Движение этнических казаков должно разрабатывать все свои этнокультурные, структурные и социально-экономические программы в рамках стратегического курса на гармоничное развитие казацкого сообщества России в условиях конструктивного взаимодействия и межнационального согласия всех народов Российской Федерации. Единая концепция деятельности этого общеказацкого этнического Движения подразумевает добровольное признание всеми участниками Движения следующих мировоззренческих дискурсов.

1. Подлинный и конструктивный процесс возрождения казацкого народа в современной России возможен только на основе широкого общественного союза родовых казаков и русского (славянского) населения, понимающего и признающего казацкие общественные, воинские и культурно-бытовые традиции.

2. Подлинное возрождение казацкого народа неотделимо от полного восстановления социально-экономического потенциала и неотъемлемых этносоциальных прав казаков в общественно-политической, военно-мобилизационной и экономической сферах в соответствии с Законом Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов». В традиционных регионах проживания казаков Российское государство обязано обеспечить приоритетный статус всем государственным и общественным программам, направленным на фактическое исполнение Закона РФ «О реабилитации репрессированных народов» в отношении нашего народа.

3. Подлинное возрождение казацкого народа не может состояться вне политики активного оказачивания азиатских территорий России – Алтайского края, Республики Алтай, Тувы, Тюменской, Омской, Новосибирской, Иркутской, Читинской и Амурской областей, Приморья и Хабаровского края. Все вышеуказанные регионы рассматриваются участниками вновь создаваемого общественного Движения этнических казаков как неотъемлемая восточная часть земель исторически возникшего Казацкого Присуда.

 4. Подлинное возрождение казацкого народа может состояться только на пути постепенного и органичного преодоления сформированной в советский и постсоветский периоды искусственной разобщенности казацкого сообщества, на пути ликвидации всех искусственных разделений казаков, включая общественно-организационный, идеологический и этнокультурный аспекты. Участники вновь создаваемого общественного Движения этнических казаков выступают за безоговорочное признание как самим казачеством, так и всеми другими народами России – самоценности и самодостаточности исторической миссии казаков.

5. Подлинное возрождение казацкого народа может состояться только на основе укрепления в казацком сообществе особого традиционного мироощущения казаков, имеющего в своей основе установки этнокорпоративного и военно-мобилизационного характера. Участники Движения понимают и признают факт наличия ментального феномена «казацкого духа» – исторического субстанционального явления, определяющего устойчивый и общепризнанный в казацком сообществе стереотип поведения, признаваемый как национальный идеал.

6. Участники общественного Движения этнических казаков не могут солидаризоваться с вульгаризаторскими, популистскими и внеисторическими «теориями» о казачестве, а также категорически отрицают все и всяческие балаганные «a-la kazak» институции и мероприятия, выполняющего «де-факто» провокационную и профанирующую роль в современном социально-политическом бытие казаков.

7. Участники общественного Движения этнических казаков выступают за равноправный и конструктивный диалог со всеми этническими, общественными и государственными организациями России, в целях укрепления гражданского мира и межнационального согласия в Российской Федерации.

      Национальный комитет этнических казаков России призывает казаков и этнические казацкие организации России и Зарубежья откровенно, заинтересованно высказаться о предложенной национальной инициативе и консолидировано, по-братски, поддержать наши усилия. Одновременно мы подчеркиваем, что не рассматриваем фактически существующие организации реестрового и общественного казачества России ни как своих оппонентов, ни как возможных конкурентов. Мы предполагаем осуществлять все свои национальные инициативы поверх и вопреки всем идеологическим и социальным, большей частью искусственным границам, которыми целенаправленно разделяли казацкий народ с XVIII столетия и вплоть до современности. Единый в своих национальных устремлениях, этнически самобытный и полноправный казацкий народ – вот тот абсолютный идеал, который мы исповедуем! Казаки были, Казаки есть, Казаки будут!

Национальный комитет этнических казаков России:

Б.А. Алмазов (г. С-Петербург) - донской казак, писатель;
С.В. Аршинов (г. Краснодар) - кубанский казак, атаман хутора им.М.П. Бабыча                       4
М.М. Болдырев (г.Москва) - донской казак, заслуженный строитель России, председатель общественной организации «Национальный Совет Казаков»;                     
А.Н. Буюров (г.Москва) - донской казак, руководитель Межрегионального Казачьего Центра по борьбе с наркобизнесом;
Д.А. Водопьянов (г.Москва) - донской казак, директор департамента холдинга УК «Офисная недвижимость»
В.И. Глуховский (г. Москва) - кубанский казак, атаман ОКВ 1998-2010гг., казачий генерал;
М.В. Ильинов (г.Ростов-на-Дону) - донской казак, руководитель творческого объединения «Атаманский Дворец», художник, поэт;
И.О. Князький (г.Москва) - кубанский казак, профессор, доктор исторических наук, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации;
Н.Н. Лысенко (г.Москва) - кубанский казак, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РСО-Алания;
Ю.П. Любченко (г. Москва) - донской казак, участник Творческого объединения «Казачий Кругъ»;
А.И. Миренков (г. Москва) - кубанский казак, генерал-майор, заслуженный экономист Российской Федерации;
А.Ю. Михайлов (г.Москва) - донской казак, общественный деятель, директор КПИ «Поход»;
В.В. Павлюченко (г.Москва) - донской казак, руководитель Центра единоборств «Спас»;
В.Г. Питалев (г. Москва) - донской казак, исполнительный директор Диаспоры казаков г.Москвы, кандидат юридических наук;
В.А. Пичугин (г.Москва) - донской казак, доктор медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации
Ю.В. Подшивайлов (г.Ростов-на-Дону) - донской казак, руководитель спортивного центра «Беркут»;
А.В. Рева (г.Москва) - кубанский казак, общественный деятель;
П.Г. Сериков (ст.Зимовейская, Ростовская область) - донской казак, атаман Зимовниковского юрта ВВД;
А.В. Титов (г.Урюпинск, Волгоградская область) - донской казак, руководитель НКА казаков;
А.И. Тихонов (г.Москва) - донской казак, четырехкратный олимпийский чемпион, одиннадцатикратный чемпион мира по биатлону, кавалер Серебряного Олимпийского ордена;
А.В. Чеботарев (г.Воронеж) - донской казак, общественный деятель Землячества донских казаков Воронежской области;
А.М. Шкрогаль (г. Москва) - кубанский казак, Председатель постоянного действующего Третейского суда при НК «Российское газовое общество», ветеран Вооруженных Сил России;
А.В. Щеглов (г.Суровикино, Волгоградская область) - донской казак, руководитель Конно-спортивной школы имени генерала Я.П. Бакланова;
В.В. Юнусов (г. Москва) - донской казак, руководитель Детского благотворительного фонда «Наши Казачата»
В.Ю. Ящиков (г. С-Петербург) - терский казак, общественный деятель.

      Внимание! Пожелание о присоединении к данному Заявлению, а также свои замечания и предложения этнические казаки и этнические казацкие организации могут направлять по следующим электронным адресам:
rusasia777@gmail.com – Лысенко Николай Николаевич;
germanych_23@mail.ru – Питалев Владимир Германович.
Просмотров: 713 | Добавил: bylkov | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сделать бесплатный сайт с uCozг.ЧИТА © 2017