Вторник, 21.08.2018, 16:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Обсуждения
Казачий вопрос
О чём хочу сказать на круге
О путях казачьих
Категории раздела
казачество [165]
Похожие сайты
Казачий клуб Скарб
Вольная станица
Казачий стан
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 65
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Архив записей
Казачество Забайкалья

Межрегиональная Общественная Организация
Главная » 2018 » Август » 11 » В ПАМЯТЬ ЗАБАЙКАЛЬСКИХ КАЗАКОВ ОТ БЕЗБОЖНОЙ ВЛАСТИ ПОСТРАДАВШИХ.
09:14
В ПАМЯТЬ ЗАБАЙКАЛЬСКИХ КАЗАКОВ ОТ БЕЗБОЖНОЙ ВЛАСТИ ПОСТРАДАВШИХ.

       Неисполнение закона "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казаков, ещё один способ расказачивания. 

    Современные казаки ещё в начале 90-х годов поставили вопрос  о реабилитации казачьего народа. При этом изначально было  понятно, что без объективного рассмотрения "уголовных дел"  казачьих вождей времён гражданской войны, реабилитация  народа в целом невозможна.  

 В рамках Закона Р.Ф. О реабилитации репрессированных  народов", Межрегиональная общественная организация  "Казачество Забайкалья" решила довести процедуру по  пересмотру дела Атамана ЗКВ Семёнова Григория  Михайловича до логического конца.

      К тому времени, благодаря исследованиям историка Владимира Исаковича Василевского, стали известны новые факты в деле атамана. Адвокат Григорий Макарович Любин составил исковое заявление в Военную Коллегию Верховного Суда Р.Ф. в котором обосновал правомочность требования пересмотра дела в связи с вновь открывшимся обстоятельствам. 

      К октябрю 2015 года, работа по возбуждению пересмотра дела атамана Семёнова в связи с вновь открывшимися обстоятельствами была завершена. Документы разосланы всем кому необходимо, а казаки стали ждать ответов. 

...Прошло три года. Всё плохо. Ответов так и нет до сих пор. Положительно лишь то, что теперь никто не убедит забайкальцев в том, что все властные и околовластные структуры (включая реестровых казаков) Р.Ф. не являются врагами казачьего народа.

                                                                            Атаман Забайкальской казачьей общины С.В. Былков.

К вопросу о необходимости пересмотра по вновь  открывшимся обстоятельствам уголовного дела  Забайкальского атамана Г.М. Семёнова.

Историческая справка.

      30 августа 1946 г. Военная коллегия Верховного суда СССР  приговорила бывшего Войскового атамана генерал – лейтенанта  Григория Михайловича Семёнова за деяния, предусмотренные статьями 58-4, 58-6, 58-8, 58-9, 58-10 и 58-11 УК РСФСР к  смертной казни через повешение с конфискацией имущества.  Приговор обжалованию не подлежал и в тот же день был  приведён в исполнение.

     4 апреля 1994 г. Военная коллегия Верховного суда РФ рассмотрела уголовное дело Г.М. Семёнова и по заключению заместителя Главного военного прокурора генерал – лейтенанта юстиции Г.Н. Носкова отменила приговор по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР. В остальной части приговор был оставлен без изменения.

      Забайкальское Казачье войско посчитало такое решение Военной Коллегии, вынесенное на основе обвинений, многие из которых не доказаны, а некоторые просто абсурдны, необъективны и несправедливы. 23 октября 2002 г. адвокат 2-й Читинской областной коллегии Г.М. Любин направил в Президиум Верховного суда РФ жалобу в порядке надзора с просьбой проверить законность и обоснованность приговора Военной Коллегии Верховного суда СССР от 30 августа 1946 г. и Определения Военной Коллегии Верховного суда РФ от 4 апреля 1994 г. и реабилитировать Г.М. Семёнова. По надзорной жалобе положительного решения вынесено не было.

      Наконец, в 2008 г. дочь Г.М. Семёнова Е.Г. Явцева обратилась в Верховный суд РФ с просьбой о реабилитации отца. По этой просьбе судья Верховного суда РФ И.В. Крупнов, изучив уголовное дело, пришёл к выводу, что Г.М. Семёнов реабилитации не подлежит, ссылаясь на то, что предъявленные обвинения, якобы, были доказаны во время следствия и в ходе судебных заседаний. Кроме этого, И.В. Крупнов ссылается на то, что Г.М. Семёнов «свою виновность в предъявленном обвинении признал полностью». Сомнительно, что И.В. Крупнову неизвестно, как в своё время добивались признательных показаний, тем более, если у органов госбезопасности находились дети Г.М. Семёнова. Ради их спасения Г.М. Семёнова могли принудить дать любые признательные показания. На основании заключения судьи И.В. Крупнова Г.М. Семёнову вновь было отказано в реабилитации.

      Такое решение члена Верховного суда РФ И.В. Крупнова является бездоказательным, а следовательно несправедливым. Более того, вызывает недоумение, почему И.В. Крупнов не принял во внимание уже рассекреченное к тому времени специальное сообщение, направленное 10 августа 1946 г. Министром государственной безопасности СССР В.С. Абакумовым И.В. Сталину о проведении судебного процесса над атаманом Г.М. Семёновым и его подельниками в котором предлагает «всех обвиняемых приговорить к высшей мере наказания – расстрелу». (Лубянка. Сталин и МГБ СССР. Март 1946-март 1953. М. 2007, стр. 22). На документе имеется резолюция Сталина: «Т. Абакумову. Согласен». А она, по-видимому, не была единственной, если учесть, что Г.М. Семёнов был не расстрелян, а повешен. Стоит ли говорить, что, получив такое указание Вождя, авторы Обвинительного Заключения меньше всего заботились о достоверности и доказательности предъявленных обвинений.

      Если проанализировать остающиеся в силе обвинения, то их можно разделить на три группы. Первая группа - это обвинения, по которым у атамана было полное алиби.

      В Обвинительном заключении утверждалось, что «Семёнов в 1917 г., находясь в Петрограде, пытался организовать заговор против Советской власти, арестовать В.И. Ленина, членов Петроградского Совета и расправиться с ними, обезглавив таким путём революционное движение». Это обвинение не соответствует действительности. В октябре, когда в Петрограде установилась Советская власть, Семёнова в городе не было. Он находился в далёком Забайкалье, куда выехал 25 июля 1917 г. Комиссаром Временного правительства с заданием сформировать добровольческий Монголо-Бурятский отряд.

      Правда, в своих воспоминаниях «О себе», Г.М. Семёнов утверждал: «Я в одну из своих бесед с Муравьёвым предложил ему следующую схему действия. Ротой юнкеров занять здание Таврического дворца, арестовать весь Совдеп и немедленно судить всех его членов военно-полевым судом как агентов вражеской страны. Приговор привести в исполнение тут же на месте». (Г. Семёнов. «О себе». Москва. 1999, стр. 72).

      Каких - либо доказательств достоверности такого намерения Семёнов не приводит, и никто из современников об этом не упоминает. Да и количество сил, предлагаемых для проведения такой операции не говорит о серьёзности намерения. Есть только замысел, не подкреплённый конкретными действиями. Да и был ли такой замысел? Если и был, то только до установления Советской власти. Вполне возможно, что этот «замысел» появился лишь во время написания мемуаров, чтобы усилить свою роль в истории. Кстати, современники отмечали, что Семёнов скромностью не отличался. Да и В.И. Ленин в мемуарах не упоминается и не случайно, поскольку Ленина в это время в Петрограде не было; он находился в Разливе. Фамилия Ленина появилась только в ходе следствия.

      В Обвинительном заключении утверждается, что «Семёнов, Бакшеев, Власьевский ответственны за злодейское убийство героя гражданской войны, руководителя партизанского движения на Дальнем Востоке Сергея Лазо, который был заживо сожжён в топке паровоза японцами и белогвардейцами». К этому злодеянию Семёнов не имеет никакого отношения, поскольку его в это время в Приморье не было, и приморские белогвардейцы Семенову не подчинялись. На деле всё было иначе.

      В ходе военных действий партизаны окружили полк полковника Враштиля и от имени Приморского Военного Совета предложили сложить оружие, пообещав, что всем сдавшимся будет сохранена жизнь. Белые поверили этому обещанию и сдались, после чего все офицеры были расстреляны.

      Позднее, в апреле 1920 г., после японского вооружённого выступления во Владивостоке, заместитель председателя Военного Совета С.Г. Лазо, члены Военного Совета Луцкий А.Н и Сибирцев В.Н. были захвачены японцами, и переданы белогвардейцам. Последние их казнили за нарушение данного Враштилю обещания сохранить жизнь сдавшимся в плен.

     В Обвинительном заключении утверждается, что «Семёнов и Бакшеев по договорённости с интервентами в 1919 г. создали в Чите контрреволюционное правительство». И это утверждение не соответствует действительности. Семёнов в 1919 г. не создавал своего правительства в Забайкалье. Чита была занята в августе 1918 г. восставшими против Советской власти чехами и войсками Временного Сибирского правительства, а Семёнов появился в Чите только 14 сентября 1918 г. Местные белогвардейские власти признали Временное Сибирское правительство, а после его ликвидации – Колчака. Во главе области находился Областной комиссар, позднее ставший Управляющим областью. Ими были эсэр А.М. Флегонтов, а затем бывший депутат Государственной Думы кадет С.А. Таскин. Оба были назначены Временным Сибирским правительством.Позднее полномочия Таскина подтвердило правительство Колчака. Своё правительство Семёнов создал только в январе 1920 г., но не по указанию Японии, а на основании Указа Верховного Правителя А.В. Колчака от 4 января 1920 г., по которому Семёнову передавалась вся полнота военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины. Однако надо отметить, что реальная власть Семёнова распространялась только на Забайкальскую область и не распространялась на Амурскую и Приморскую области.

 Семёнов обвинялся в том, что в 1921 г. принимал активное  участие в формировании Приамурского правительства во  Владивостоке. И это обвинение не соответствует  действительности. Если у Семёнова и были планы возглавить  такое правительство, они были враждебно встречены братьями  Меркуловыми. Семёнова не только не допустили в правительство, но и вынудили срочно покинуть Приморье. Приамурское правительство возглавил Спиридон Меркулов. А если быть более точным, то отношения между Семёновым и Меркуловым Советской России не касались, так как эти события происходили на территории Дальневосточной Республики (ДВР), независимость которой была в мае 1920 г. официально признана Советской Россией.

      Семёнова обвиняли в том, что он участвовал в создании Бюро российских эмигрантов (БРЭМ). Каких-либо доказательств этого не приводится, поскольку их нет, да и не может быть. БРЭМ был создан японскими оккупационными войсками для регулирования отношений с Российскими эмигрантами. Семёнов в БРЭМ не входил.

      Совершенно абсурдно звучит обвинение Г.М. Семёнова в разрушении железной дороги и промышленных предприятий. Как руководитель Белой государственности, Г.М. Семёнов более чем кто – либо был заинтересован не в разрушении, а в восстановлении и развитии экономики края, без чего невозможно успешное ведение войны.

      После падения Советской власти Семёнов восстановил в области в полном объёме рыночные отношения, на основании которых в короткий срок были достигнуты значительные успехи. Была обеспечена нормальная работа Забайкальской ж.д., Читинских Главных железнодорожных мастерских и депо, восстановлен взорванный красными железнодорожный мост через реку Онон. Восстанавливались промышленные предприятия, и возобновлялась работа золотых приисков. Добыча угля в 1919 г. на крупнейших в области Черновских Копях превысила на 20 процентов уровень 1918 г., а на Харанорских Копях с октября 1918 г. к январю 1919 г. добыча выросла в 4,5 раза.

      Начавшийся вскоре экономический спад был вызван, не какими – то злонамеренными действиями Г.М. Семёнова, а военными условиями, когда основная часть скудного областного бюджета выделялась на ведение войны. Внесли свой вклад в разрушение экономики партизаны и руководимые коммунистами подпольщики, широко применявшие диверсии и саботаж на железной дороге и промышленных предприятиях. Об этом они позднее с гордостью рассказывали в свих воспоминаниях.

      Вторая группа предъявленных обвинений - это обвинения, которые остались недоказанными. Определенные основания имеет лишь обвинение Семёнова в проведении террора против мирного населения. Первое время Семёнов попытался ликвидировать сопротивление части населения насильственными средствами. С той целью Семёнов издал немало приказов, требуя усилить наказания против лиц, активно сотрудничавших с Советской властью и выступавших против белого режима. И в первое время было немало внесудебных расправ.

      Однако белым властям не удалось умиротворить область. Более того, террор дал обратные результаты. Он вызвал ненависть значительной части населения и явился, пожалуй, основной причиной возникновения массового партизанского движения.

      И очень скоро атаман понял ошибочность прежнего своего курса и принял решительные меры по введению террора в рамки законов, принятых Временным Сибирским правительством, а затем правительством Колчака. Уже в феврале 1919 г. Семёнов запретил начальникам Военных районов высылать без разрешения штаба армии экспедиционные отряды. (ГАЗК. Ф. 329, оп. 1, д. 522, л. 129). 31 мая 1919 г. атаман издал приказ, запрещавший незаконные репрессии: «Из поступившей переписки и жалоб местных жителей, усматриваю, что отряды, высылаемые из Азиатского конного корпуса, чинят насилия над мирными жителями, производят незаконные действия. Приказываю командиру Азиатского корпуса строго следить, чтобы ему подчинённые чины не смели вмешиваться в казачью жизнь. О незаконных действиях чинов корпуса немедленно произвести дознание, которое представить мне». (ГАЗК. Ф. 329, оп. 1, д. 10, л. 190).

      В приказе Семёнова от 30 января 1920 г. говорилось: «За последнее время участились случаи грабежей и насилий, производимых чинами войск над мирными жителями, причём иногда даже при участии офицеров… Впредь приказываю всех виновных в совершении насилий или грабежей без различия чинов и занимаемых должностей предавать военно-полевому суду, а всем начальствующим лицам вменить в неуклонную обязанность представлять все заявления и жалобы жителей, потерпевших от насилий воинских чинов, с донесением о сделанном по сему распоряжении». (ГАЗК, Ф. 91, оп. 1. д. 120, л. 91).

      Возникшая в ходе гражданской войны руководимая Г.М. Семёновым Забайкальская Белая государственность, как всякая государственность, требовала исполнения законов и карала за их нарушения. Созданные на основании законов Временного Сибирского правительства, а затем правительства Колчака, военно–полевые суды выносили приговоры о Высшей мере наказания за реальные противоправные деяния: за участие в нелегальных организациях, призывы к свержению существовавшего режима, за сбор сведений о численности, дислокации, передвижениях белых частей и передачу их партизанам, то есть за шпионаж, за диверсии на железных дорогах и промышленных предприятиях, за проведение террористических актов. Вина подсудимых отягчалась тем, что их преступные деяния совершались в то время, когда на территории области армия вела, ожесточённы бои с партизанами.

      Не обнаружены документы об утверждении Г.М. Семёновым смертных приговоров, вынесенных военно–полевыми судами. Да, по–видимому, их не было, поскольку это не входило в его компетенцию. Они утверждались Командующим Забайкальским фронтом генерал–лейтенантом Дмитрием Фроловичем Семёновым, который реабилитирован. Зато имеется немало документов о снижении Г.М. Семёновым меры наказания или об освобождении от наказания. К примеру, 11 декабря 1918 года Г.М. Семёнов помиловал 125 бывших красногвардейцев, преданных Окружному суду.

     Кроме этого, имеется немало документов, говорящих о решительной борьбе Г.М. Семёнова по соблюдению законности, пресечению бессудного террора и наказанию лиц, виновных в этом. Атаман не только предупреждал, но и строго наказывал за нарушения законности.

      После покушения на Г.М. Семёнова прошли массовые аресты, и в создавшейся обстановке начальник уголовно–разведывательного бюро Читинской городской милиции А.В. Домрачёв создал «преступную группу», которая, якобы, готовила покушение. Её участники под пытками признали себя виновными. Эта фальсификация была вскрыта и по представлению Прокурора Читинского окружного суда А.В. Домрачёв был арестован, а обвиняемые освобождены. (ГАЗК. Ф. 329, оп. 1, д. 29. л. 101). По приговору военно–полевого суда за нарушение законности был расстрелян заместитель командира бронепоезда подполковник Попов.

      Даже в обстановке ухудшения военно–политического положения Г.М. Семёнов взял курс не на усиление террора, а на либерализацию своего режима. Он провёл выборы в законодательное Временное Восточно–Забайкальское Народное собрание на основании всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании. В составе Собрания оказались и коммунисты, избранные от профсоюзов. Более того, когда в Чите были арестованы члены Читинского подпольного большевистского комитета, все арестованные были освобождены, а присутствовавшие на заседании связники из Благовещенска и Верхнеудинска переданы властям ДВР.

      При всей жёсткости законов репрессии в Забайкальской Белой государственности не приняли такого широкого размаха, как в Советской России. Так, если в печально известном селе Макковеево, где находился Военно-полевой суд Особого Маньчжурского отряда за два года, по данным известного исследователя В. Карабанова, были казнены 190 человек, то только за один день 8 мая 1938 г. в Читинской области по неполным данным были расстреляны 335 человек. Всего же во время кровавого беспредела 1937-1938 годов в СССР по официальным данным были арестованы 1448366 человек, из которых расстреляли 681692 человека.

      Такая же страшная трагедия не обошла и Читинскую область. По данным известного краеведа А. Соловьёва, на её территории в 1937-38 годах арестовали 16433 человека и только в 1938 г расстреляли 9641 человека, а всего за 30-50 годы в Читинской области были репрессированы более 36000 человек.

      В Белой государственности не было внесудебных двоек, троек, ОСО и др. органов, выносивших заочные приговоры. Не было лимитов на количество лиц, подлежащих репрессиям. Не подписывал Г.М. Семёнов расстрельные списки, как это делали Сталин и его окружение.

      Конечно, Г.М. Семёнов, как руководитель Белой государственности, несёт за имевший место белый террор политическую ответственность, равно как и руководители Советского государства за подобные действия, совершённые на территории, находившейся под их контролем.

      Обвинялся Г.М. Семёнов и в том, что «являясь активным японским шпионом, Семёнов засылал в СССР шпионов…». Однако ни в Обвинительном заключении, ни в приговоре не приводится никаких конкретных фактов, подтверждающих это деяние, то есть отвечающих на вопросы: когда, как, где и какие сведения, содержавшие военную и государственную тайну, были получены Семёновым и переданы Японскому командованию или гражданским властям.

      Обвинительное заключение утверждало, что «будучи лично связан с вдохновителями японских агрессивных планов генералами Танака, Араки и другими, Семёнов «по их заданию участвовал в разработке планов вооружённого нападения на Советский Союз и предназначался японцами в качестве главы так называемого «буферного государства», если бы им удалось вторгнуться на территорию советского Дальнего Востока». Это обвинение носит сомнительный характер.

      Общеизвестно, что план нападения на СССР – план Кан Току Эн – разрабатывался Японским генеральным штабом в такой тайне, что о нём знали только Командующий Квантунской армии и начальник штаба. И вряд ли Г.М. Семёнова информировали о нём, тем более привлекали к его разработке. Да и не мог потерпевший поражение бывший атаман реально влиять на Японское правительство.

      Наконец, как преступное деяние рассматривается Поздравление, направленное 29 марта 1933 г. Г.М. Семеновым Гитлеру в связи с приходом последнего к власти. Обвинителей не смутило то, что это поздравление Г.М. Семёнов направил как частное лицо. А позднее, в августе 1939 г. И.В. Сталин как руководитель Советского государства не постеснялся поднять тост за здоровье Гитлера. И такое изъявление дружеских чувств к фашистскому правительству не было единственным.

      В сентябре 1939 г. В.М. Молотов, конечно по указанию И.В. Сталина, направил Германскому послу в Москве Шуленбургу телефонограмму, в которой говорилось: «Я получил Ваше сообщение о том, что Германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи». (СССР – Германия. 1939 – 1941. «Секретные документы». М., 2011, стр. 104). Позднее, 18 июня 1940 г., В.М. Молотов пригласил Шуленбурга и выразил ему по поводу победы над Францией «самые тёплые поздравления Советского правительства по случаю блестящего успеха Германских вооружённых сил». (Там же, стр. 200). Не потому ли И.В. Сталин не решился предъявить Г.М. Семёнову обвинение в измене Родине?!

      Как отмечает дочь Семёнова Елизавета Григорьевна в своём письме от 21 октября 2008 г. послу России в Австралии А.В. Блохину, следователи проигнорировали то, что «спустя год после отправки поздравления Гитлеру, отец стал явным антифашистом и антинацистом. Этому свидетельствуют его выступления в прессе. Те, кто хорошо знакомы с биографией отца и его делом, правильно отмечают то, что отцу было неясно в нацизме в начале 1933 г. стало понятно в 1934 г. В своих публикациях он заявлял, что он не признаёт знака равенства между такими понятиями, как «борьба с коммунизмом» и «борьба с русским народом». (Личный архив. Копия).

      С такими взглядами Семёнов не мог одобрить нападения фашистской Германии на СССР и поддерживать фашистских агрессоров во время войны. Данное мнение убедительно подтверждается тем, что ни в Обвинительном заключении, ни в приговоре об этом нет ни слова.

      Третья группа обвинений вообще были предъявлены неправомерно, поскольку они не подлежали Советской юрисдикции, как и не подлежат в настоящее время Российской юрисдикции. Г.М. Семёнова обвиняют в том, что он лично участвовал в подготовке захвата японцами Маньчжурии. Даже если это верно, то это – преступление против Китая, а не против СССР. Китайское же правительство такого обвинения не предъявляло и не предъявляет. Настаивать на этом обвинении означает вмешательство во внутренние дела Китая. То же самое можно сказать об участии белогвардейцев в борьбе против китайских партизан. И, тем не менее, эти обвинения продолжают оставаться в вынесенном в г. приговоре.

      Указания Вождя сделали возможным нарушения УК и УПК в ходе судебного разбирательства. Военная Коллегия Верховного суда СССР не провела глубокого объективного анализа достоверности степени доказательности предъявленных обвинений. Она удовлетворилась наличием признательных показаний.

      Военная Коллегия признала бесспорными сомнительные свидетельские показания пленных японских генералов, перед которыми стояла альтернатива: или выступить свидетелями, или предстать перед судом в качестве военных преступников. Полученные в таких условиях свидетельские показания не могут иметь юридической силы.

      Военная Коллегия, при избрании меры наказания, неправомерно руководствовалась Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. Данный Указ касался только немецких, итальянских, финских, венгерских и румынских военных преступников, а также военных преступников из числа советских граждан, служивших в немецкой армии и карательных формированиях и совершивших преступления на временно оккупированной территории. Г.М. Семёнов в германской армии не служил и на оккупированной территории не был.

     Более того, Японское правительство, связанное договором с СССР о нейтралитете, настолько ограничило его передвижения по Маньчжурии, что не разрешило Семёнову приехать в Харбин на похороны жены.

      Всё это даёт основания для пересмотра приговора с целью его отмены по вновь открывшимся обстоятельствам и по недоказанности предъявленных обвинений. Такая необходимость усиливается и тем, что СССР, на территории которого якобы, были совершены инкриминируемые ему преступления, в настоящее время не существует. А против Российской Федерации Г.М. Семёнов никаких преступлений не совершал.

Кандидат исторических наук В.И. ВАСИЛЕВСКИЙ.

КОПИИ ДОКУМЕНТОВ О ПЕРЕСМОТРЕ ДЕЛА АТАМАНА СЕМЁНОВА Г.М.

​​​​​​

Категория: казачество | Просмотров: 346 | Добавил: bylkov | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
0
1  
Ответов от Президента России и наказного атамана ЗВКО Г. Чупина на обращение этнических казаков не последовало. >(

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сделать бесплатный сайт с uCozг.ЧИТА © 2018